Информационно-развлекательный портал в Литве, по-русски, Vilnius, 08
12, 2016 www.topic.lt - Romanas (R.K. Frimen)
 2016-12-08 08:10
Loading... (Longer if IE explorer)
Гороскоп - Овен
Очень удачный день для работы: вы энергичны и полны сил, находите нестандартные способы решения профессиональных задач, в одиночку справляетесь с трудностями. Легко найти общий язык с коллегами и руководством. Ваши успехи не останутся незамеченными;...

Читать далее...



Овен
21.03-19.04

Телец
20.04-20.05

Близнецы
21.05-20.06

Рак
21.06-22.07

Лев
23.07-22.08

Дева
23.08-22.09

Весы
23.09-22.10

Скорпион
23.10-21.11

Стрелец
22.11-21.12

Козерог
22.12-19.01

Водолей
20.01-18.02

Рыбы
19.02-20.03


Контакты
Наши RSS
Цифры
website stats
По материалам:
Новое в интернете


Спонсоры.
В помощь
Как и Что? FAQ
E-mail: Frimen@gmail.com



» » Ветеран Константин Гришанов во время ВОВ действовал в тылу врага (3 фото)
Ветеран Константин Гришанов во время ВОВ действовал в тылу врага (3 фото)

+ - = Не вижу ФОТО!

«Нас выбросили среди бела дня прямо на село, занятое немцами. Видимо, план такой был: посеять панику, отвлечь вражеские силы на нас. Это было село Варварино, Смоленщина. В группе было 25 десантников и одна переводчица – школьная учительница. Половина погибли сразу при высадке. Кто похудее вроде меня – тех ветром отнесло в лесок, а кто потяжелее – тех прямо на немцев… Переводчица наша была женщина крупная такая – сразу погибла. Выживших осталось 13 человек. Мы стали отходить вглубь леса, постепенно там сгруппировались и приступили к выполнению боевой задачи, поставленной нам генералом.О подготовкеВоевать пошел добровольцем в августе 41-го, еще 18-ти не было. Из четверых детей в семье я был старший, руководил комсомольской организацией в совхозе «Маяк» в Рязанской области. Патриотизм, конечно, бил фонтаном! Стучал себя в грудь: «Я воевать хочу!» Хотел в летчики, но не получилось, попал в десантные войска. Учился под Москвой, в Раменском. Обучали нас именно диверсионной деятельности, но с парашютом я там так и не прыгнул: из-за несчастного случая остановили прыжки, и я потом был одним из тех, для кого боевой прыжок был первым.О смертникахПод Новый год нас перебросили в только что освобожденную Калугу. Выстроили батальон – 640 человек – и сказали: «Кто готов выполнять боевую задачу прямо сейчас?» Человек 60 вызвались, я в их числе. Отобрали 25 солдат и повезли нас в город на какую-то большую квартиру. Там был накрыт стол – прямо царский! Я таких продуктов в жизни не видел, не то что пробовал! Кто постарше, те выпили, конечно, а я тогда водки даже не нюхал.Утром (2 января 42-го) нас повезли к генералу Левашову, он командовал нашим корпусом (в корпусе – тысяч 12). Он сразу нам сказал: «Ребята, вы смертники. Вас выбросят в тыл к немцам, и живыми вы оттуда не вернетесь». И никто не высказал недовольства. Молодые были, горячие – ни один из нас не верил, что погибнет. Мы, наверное, не осознавали своего положения до самого конца, до того момента, когда открылся люк… и вот мы падаем на немцев, и по нам стреляют. Только тогда я понял, что нас по-настоящему бросили на смерть.О ненавистиПодошли мы к селу Маслово, местные партизаны сказали, что скоро приедут немцы отбирать у населения скот для питания своих солдат. Немцы на захваченных территориях часто такое практиковали. Мы их встретили на подступах к селу. Было их человек 30 на пяти лошадях, на санях ехали…Нам не дали взять никого в плен. Сразу после атаки народ сбежался – кто с поленом, кто с вилами… Забили немцев, погрузили на эти повозки и отвезли в соседний лесок, там закопали и живых, и мертвых. Вот до какого состояния был доведен народ! Мы ничего не могли сделать – столько было у них ненависти к фашистам!О захвате штабовОдной из наших задач был захват вражеских штабов с военными документами. Мою роль определили так: «Ты кошка». То есть, поскольку я был щуплый такой, легкий, мне было проще всех незаметно забраться на крышу и спрыгнуть на часового. Несколько штабов мы взяли и завладели документами. Каждый раз я устранял часового, после чего начинался захват. Так эта роль ко мне и прижилась – я был «кошкой».А у немцев вначале войны обмундирование было такое смешное… Они спали не как мы – в кальсонах, – а в таких сорочках до пят, как у женщин. И вот фашисты ночью в панике бегают по территории штаба, будто в платьях, как бабы, а нам одновременно и смешно, и страшно – стрелять надо, а мы хохочем. На захваченных объектах мы пополняли запасы продуктов, боеприпасов, а также собирали взрывчатку.О диверсияхВесной, где-то в конце марта, мы приступили к подрывной деятельности. Взорвали два крупных железнодорожных моста. Немцы тогда отступали, оттягивали войска и боевую технику. Мы взрывали мосты прямо с идущими вражескими составами. Это трудно было сделать, потому что такие стратегические объекты хорошо охранялись. Именно поэтому мы так долго готовились к операции – больше двух месяцев. Также в восемнадцати местах заминировали железнодорожные пути.В общей сложности, за полгода пребывания в тылу врага, на нашем счету сотни, а может быть тысячи убитых фашистов. Мы спали в кровати только один раз, все остальное время – в лесу: или в шалашах, или просто на еловых ветках. И что удивительно, никто ни разу не заболел!О возвращенииИз всей группы в живых нас осталось пятеро. В мае мы пересекли линию фронта и пришли к своим. Выглядели мы как непонятно кто: половина одежды немецкая, оружие тоже частично трофейное. К нам сначала отнеслись с подозрением, но у нас с собой было полно важных вражеских документов, и благодаря этому было понятно, что мы не предатели. В общем, сутки нас там продержали и отправили в Москву, сказали: «Пусть там разбираются».В Москве сильно удивились: нас посылали умирать, а мы живые вернулись с подробным отчетом о проделанной диверсионной работе, да еще с кучей информации о противнике. Сам Михаил Калинин вручал мне Орден Красной Звезды.О битве под СталинградомДо сих пор считаю это ошибкой: бросить нас, десантников-диверсантов, в открытую атаку – это не наша специализация. Лучше бы еще раз в тыл к врагу послали.Осень 42-го. Примерно 10 километров от Сталинграда. Задача: взять укрепленную немцами высотку (горка такая, холм). Они там подбитые танки в землю вкопали и использовали их в качестве орудий. Я на тот момент был командиром отделения, 11 человек в подчинении. После трех неудачных атак мы в очередной раз наступали из оврага. От него до вражеских укреплений – метров 300 открытого пространства, которое хорошо простреливалось. Где-то на полпути к высотке по цепи передали: «Комвзвода убит, командование принять Гришанову»! Было для меня неожиданностью стать командиром взвода в самый разгар боя! Но я до сих пор этим горжусь: был офицером! Правда, только одни сутки.О раненииВ ходе боя увидел, как наш политрук лежит рядом с воронкой от снаряда, раненный, и мучается. Я подполз к нему, чтобы помочь, и в этот момент мне пулей перебило обе ноги. Кричу старшине: «Я ранен! Помогай!» А он метрах в ста от меня и подобраться не может – все простреливается. Политрук скончался, а я еще часа три кровью истекал. Вдруг, представьте себе, вижу: надо мной стая белых голубей кружится (много, штук 30), и я чувствую, как они крыльями создают вихрь, который поднимает меня над землей, и мне так легко становится…Но тут старшина, Николай Попов, пришел с тремя солдатами меня спасать. Дотащили до оврага, а до санчасти еще километра полтора. Овраг был пристрелян немцами, рядом разорвался снаряд, и двоих солдат, которые меня несли, убило осколками; третий – я не знаю, куда делся… В общем, остался только Николай, и он один на себе, под обстрелом, меня дотащил.После войны я пытался его найти. 20 лет писал в Курск, откуда он был родом, – так и не получил ответа.О любвиСвою будущую жену, Анастасию, я знал еще до войны. Мы встречались… Но не так, как сейчас молодежь встречается. В то время воспитание в этом плане было не то, что теперь: я на фронт ушел – даже не пощупал ее ни разу.В госпитале мне ампутировали одну ступню. Я с невестой своей переписывался, она об этом знала. А однажды мой сосед по палате решил подшутить (дурак был молодой): он на конверте адрес подсмотрел и сам ей написал: «Настя, дорогая, он тебя обманывает. У него не только ноги нет, но и руки…» И еще чего-то там приписал.Получаю я от нее письмо – чернила расплылись, видно, что, когда писала, плакала: «Я все равно тебя люблю и жду…»О семьеС Анастасией Григорьевной мы прожили в барке 60 лет. Сейчас мне 92, у меня трое детей, четверо внуков и четверо правнуков. А Насти больше нет – умерла 12 лет назад. Я с тех пор всем говорю: «Жениться не собираюсь! До сих пор люблю ее!»

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы предлагаем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.










GearBest.com








Translate page:
Погода ?

Прогноз погоды на неделю
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Новости в Литве




 
www.Topic.lt
facebook
PinIt